На главную
 
ПОЛНОЗВУЧНАЯ ЖИЗНЬ
 
 
  
 

С таким предисловием друга, коллеги Георгия Ивановича Мороза и наставника литературного объединения 'Лира' Юрия Логинова, члена Союза писателей России, появилась первая книжка стихов поэта "Годы звучат"
'По-разному устроены люди, - писал Логинов, - одни - завзятые домоседы, другие сами ищут радости и неудобства вечных странствий. Разве что только Господь знал, что обыкновенный мальчик, родившийся в 1928 г. в старинном белорусском городке Наровля, потом исколесит буквально полстраны Советской. И двигали им не прихоть, не поветрие - пусть даже романтическое.
Приехав в Ленинград, в 1947 году Георгий Иванович Мороз поступил в Высшее Арктическое Морское Училище. Окончив его, свою первую трудовую пятилетку провел он в изысканиях - причалы, прибрежные аэродромы: Потом долгие, долгие годы были посвящены крупным водным объектам, пересекаемым трассами магистральных газопроводов. Поистине впечатляет симфония такой трудовой биографии: Уренгой и Чусовая, Северная Двина и Ухта, Вологодчина и знойные, когда-то братские, республики, где названия 'объектов' Георгия Мороза звучали экзотично для русского слуха: Гудырвож, Нукус, Дуль-Дуль-Атла-ган и т. д. Странствия Георгия Ивановича не были веселым времяпрепровождением. Это - профессиональная судьба гидролога. Результаты проделанной работы приумножали народное богатство СССР, а личные впечатления от увиденного и пережитого находили отражение в его стихах, рассказах, в романе 'Книга странствий'.
Не стал помехой Георгию Ивановичу и пенсионный почтенный возраст. Он продолжает трудиться, не расстается с поэтической Музой, активный член литературного объединения 'Лира'.
В Лито 'Сигнал' при Дворце культуры работников связи он сразу стал общепризнанным лидером, старостой коллектива. Коллег привлекают такие черты характера Георгия Ивановича, как деловитость, ответственность, прямодушие, доброта.
Небольшая по объему первая поэтическая книжка стихов 'Годы звучат' выразительно воплощает образ автора, человека интересной профессии и неиссякаемого духовного поиска. Эти два плана судьбы пересекаются непременно и ненавязчиво. 'Нас, Диогенов, пятеро. Витии - до зари!',- шутливо говорит он о своих товарищах-изыскателях, которые тоже, как прославленный Диоген, живут в 'бочке', но не в мифической, а в реальной стальной бочке (с вырезанными автогеном окнами). Грусть прощания с палаточной стоянкой ('Было жилье, и теперь его - нет...'), вызванные вынужденной разлукой переживания ('Плохи дела, кому писем не шлют...'), мучительная жажда в условиях раскаленной пустыни, 'золотистый ломтик, необходимый как жизнь' (стихи про дыню) - разнообразная гамма правдивых чувств, знакомых всем 'кто бывал в экспедициях'.
Поэт давно породнился с Ленинградом, стихи ему посвященные составили первый раздел, названный 'Прибой большого города'. В них узнаваемы урбанистические детали: адмиралтейский шпиль, 'колонны с капителями', сфинксы, 'классическая лепка и карнизы'. Этот обычный для ленинградца городской антураж, однако, не заслоняет неожиданной авторской оригинальности. Она заключается в собственном, личном отношении к историческим ценностям города, к жившим здесь великим русским писателям. Они для Георгия Ивановича - живые и сейчас. Ощущение их постоянного присутствия в душе и в современной исторической реальности - Главное. Остальное - описательная часть, повод выразить Главное. Поэтому он явственно представляет, как из подъезда серого дома выходит Достоевский, в какую непогодь 'зажглась звезда Блока', где - родился Тютчев, а где - на 'месте наших первых встреч' - идут войска 'с дробью барабанною, и владелец 'царского домика' еще только грезит дивной 'новою столицей'.
Первая поэтическая книжка талантливых стихов Георгия Ивановича Мороза появилась в важный для него юбилейный год - год семидесятилетия поэта.
А вот каким изящным стихом предвосхищает вторую книгу стихов Георгия Ивановича Mopoзa 'На земле остаются слова' член Союза писателей Тамара Никитина, известный мастер акростиха, тонкий лирик, также большой друг поэта.

ГЕОРГИЮ МОРОЗУ
Созидательной верностью проза
Ежечасно питает умы...
Мягкий свет излучает береза,
Дожидаясь прихода зимы.
Ей достало тепла красоваться!
Солнцем, ветром, росою полна.
Ярость скорби не смеет касаться
Тароватых ветвей и ствола.
Листья - с новой весной - затуманят
Естества первородной красой.
Только нас-то весна не обманет:
Где твой чуб? Что с девичьей косой?
Если к душам друзей приглядеться,
Оболочке они не под стать!
Резво в них полуголое детство,
Голубиная юная страсть.
И внимают дыханью мороза
Юркий ветер, под снегом стреха.
Мельтешащая нудная проза
Отступает за кромку стиха.
Розовейте закаты на сини!
Осень плачет... Ее ли вина?
Золотые под небом России
Утонченной души письмена.

'В книгу вошли стихи разных лет, отразившие не только впечатления от многотрудных изыскательских маршрутов гидрогеолога.
Всё также главное в его стихах - искренняя любовь к родной земле, к русской истории, к национальным корифеям Пушкину и Блоку, Некрасову и Достоевскому. Здесь - истоки его духовного темперамента, тревожных раздумий о переменах в постсоветском обществе.
Он честно заслужил право на поэтическую исповедь:
Перелить бы душу в строки,
Переплетом обернуть,
И на самом на Пороге
Тихо, радостно вздохнуть
По сияющему лету
И восторгу юных сил...
А стихи пустить по свету.
По народу. По Руси...

Тамара Никитина, член Союза писателей России

Итак, Георгий Мороз - автор книг стихов: 'Годы звучат'(1998), 'На земле остаются слова' (2001).
Третья книга 'Памяти воздушные мосты', вышедшая в 2004 году, включает стихи, как начала XXI века, так и 70-х годов XX, то есть показывает поэта нашей переломной эпохи в интеллектуальном движении, в духовном росте. Все мысли, чувства современника с предельной откровенностью переданы в стихах автора. Любовь к странствиям влекла молодого инженера-океанолога в геологические экспедиции. Нет ни одного уголка в России, где бы не бывал поэт: от Новой Земли до Кушки, от Калининграда до Чукотки.
В разделе 'Вокзал на одного' отражена его 'геологическая' лирика. Известно, что многие поэты и поэты-барды вышли в эти годы из среды геологов. К счастью, в стихах Г. Мороза нет злополучной 'романтики', привычных атрибутов поэзии 70-х годов, стихи не требуют гитарного аккомпанемента. Форма стиха Мороза радует краткостью, образностью, яркостью эпитетов, точностью рифмы. Всё это для наилучшей выразительности мысли, сопровождаемой искренним чувством лирического героя.
Любовь к Родине, к русской поэзии, природе, боль за своё Отечество - основные темы стихов Георгия Мороза' Так писала о творчестве зрелого талантливого мастера редактор его, к сожалению, последней книги 'Памяти воздушные мосты' заслуженный деятель, лауреат премии 'Традиция', и премии им. Николая Заболоцкого поэт, член Союза писателей И.А. Сергеева.

В моей жизни Георгий Иванович занимает особое место. И мне посчастливилось сотрудничать с этим прекрасным человеком и другом в санкт-петербургском Рубцовском Центре, в литературном объединении 'Остров', где Георгий Иванович уже был членом редакционного совета литературно-художественного альманаха 'Остров'. Невиданная по нынешним временам скромность, доходящая до аскетизма требовательность к себе, к слову собственного стиха, умение прислушиваться и слышать собеседника отличало Георгия Ивановича. Мастер лаконичных стихотворных форм. Стихи о любви к Родине - не пафосные, расхожие фразы, но сердечная боль истинного её патриота. Каждый стих о природе - говорящая картина. Акварель, пастель: Глубокое и сильное чувство этой природы, слияние с ней. Уважение к жизни, ко всем её проявлениям, понимание её непреложных ценностей. Мужество смирения с лишениями. Верность принципам, традициям Преданность общему делу, всему что дорого и свято: Поэт и гражданин - это в полной мере о Георгии Ивановиче Морозе.

Жанна Бурковская

О, этот человек-природа,
Чье слово трогает до слез!
Сердца в любое время года
Согреет нежностью Мороз!
Он, романтизмом юным полон,
Живет, не замечая лет...
И все, что примечал геолог,
И все, что чувствовал геолог,
С восторгом выразил поэт!
Своей любовью негасимой
Он освещает уголки
Родимой матушки-РОССИИ,
Стихов оставив маяки!..
Жанна Бурковская

20 октября 2008 года Георгий Иванович праздновал бы своё восьмидесятилетие.
Знакомство с творчеством Георгия Мороза доставит серьёзному читателю истинную радость.


ГЕОРГИЙ МОРОЗ

* * *
Существование страны
В прямом и точном смысле,
Не от преданий старины
Не от вождей зависит.
Не от чумы, не от войны
И воровского сброда -
Существование страны
Зависит от народа:
14.09.2000


ПОБЕДА

Она была необратима,
Подобно солнцу и весне:
'Скорей!' - кричать хотелось мне.
И так была тогда томима
Моя мальчишечья душа
Мужской заботою о хлебе:
Весна же в ярко-синем небе
Была на редкость хороша.
20.03.87

* * *
Столько, увы, на бумаге изложено
Образов, красок и мыслей рифмованых,
Что поневоле смотрю настороженно
В таинство строчек, размерами скованных.
Образы, рифмы и ритмы:созвучия:
То возникают, то напрочь стираются:
Лишь непонятно - к худому ли, к лучшему?..
Страсти одни на земле не меняются -
Вечно всё то же, о чём люди грезили.
Значит - не будет и новой поэзии:
17апреля 2002

***
Среди лавандовых полей,
В земле, желтеющей суглинной,
Над симферопольской долиной
Могила матери моей:
23 сентября 1988

* * *

То ли петарды хлопают,
То ли в упор палят:
Люди друг друга лопают
Лишь за недобрый взгляд

Из-за малейшей малости
Могут пырнуть, избить:
В людях не стало жалости.
Злобы же - не избыть:
14 декабря 2001


***
В городе холод и ветер.
Город пургою объят:
Но розовеюще светел
Адмиралтейский фрегат.

Ветер уснёт на закате:
Утром и город уснёт:
И золочёный фрегатик
В синюю синь уплывёт:
18 февраля 1979

К ЮБИЛЕЮ ПОБЕДЫ

Нет, не управиться нынче с врагами.
Тьма их вокруг! Миллионы внутри!..
Очи наивные, друже, протри, -
Чёрные сотни гремят сапогами.

В них ничего человечьего нет.
Лица - застывшие злобные маски:.
Годы позора, страшнее, чем в сказке,
Вы человечеству застили свет!

Ясные дали вряд ли увижу.
Мир спеленала бредовая жуть:
Сами же влезли в зловонную жижу:
Сможем ли вылезти?
В этом и суть:
9 мая 2001

* * *
Давным-давно закончена война,
А началась она ещё 'давнее':
Мальчишкой-мотыльком
сгорел бы в ней я.
Да помогла великая страна,
Всё вынесла великая страна!..

Я не сгорел и с голоду не сгинул!
Когда ж нам дали землю по весне,
То на кошме садился я во сне
И гнул над 'полем' ноющую спину:
. . . . . . . . . . . . . . .
Мои воспоминанья о войне:
29 января 1990

* * *
Эти кино с мордобоем и визгом,
В пламени, звоне стекла
Нам подают, чтобы с вызовом низким
Влить в нас энергию зла,
Хамства, садизма, слепого разбоя
И разрушающих сил:
Только вот небо ещё голубое,
И голубок сизокрыл:
4 декабря 2001

* * *
Злом предопределённый, день прошёл.
И ничего со мною не случилось.
Не уповал я на фортуны милость,
Осматривался только хорошо.

И зло ушло к себе, в безумный мир
Несущихся машин и нервной дрожи.
Оно, увы, бездействовать не может.
Оно живёт бедою, как вампир:
17 ноября 2002

* * *
Нет, мы живём совсем не потому,
Что много здоровей уже ушедших -
Нам интересно! Мы глядим во тьму
И прозреваем в буднях сумасшедших:
А свет придёт, ненастье переждя:
Бессмысленный покой душе не нужен.
Да, мы живём: Пусть капельки дождя
Весёлыми кругами морщат лужи!..
04.05.03

* * *
Сгорает закат лиловатый:
И запад зловеще лилов.
Бесформенной серою ватой
Зависли стада облаков.
Укрыты небесные дали,
И тлеющий мартовский день:
Вернётся ли радость? Едва ли.
Над миром зловещая тень
Сметающей силы и смерти.
И прах: И спасения нет:
В Ираке и рядом, в Кувейте,
Такой же малиновый свет:
23 марта 2003

* * *

И снова снег мелькает косо
Под фонарём:
Казалось - году нету сноса,
Но с декабрём
Опять ускорилось движенье
Поспешных дней:
Сними, стряхни оцепененье
И сон - развей!
И дней коварное сползанье
Притормози.
За окнами - большое зданье.
И магазин.
Но нет ответа для вопроса -
На кой живём:
А снег всё так же сыплет косо
Под фонарём:
12 декабря 1987

* * *
Жить ради блага народа,
Светлой надежды его!..
Вот и прошла эта мода.
Было. И нет ничего :

Жить ради жирного куша,
Там, где разгул и содом,
В мире, где слабого душат
И убивают: Притом:
7 марта 1991

РУБЦОВ
Он писал о лесах и кладбищах,
Журавлях и огнях над рекой :
Небогатая вроде бы пища.
Для поэзии самой простой.

Только выше него и красивей
Мало кто из поэтов писал
О ветрах, что летят над Россией,
И закате, что грозен и ал:
4 февраля 2000

ДИАЛОГ
- Вы одинокий старик
С норовом загнанной мыши,
Вы бы кричали на крик -
Только никто не услышит:
Вы, поэтический смерд,
Время означить смогли бы?
- Да! Все довлеющий бред,
Непротивленье и гибель:
08 сентября 2003

* * *
Театр:Служебный вход:
Здесь сами стены святы.
И даже мыслей ход
Совсем иной, когда ты
Вне всяческих оков
Над лампою склонённой:
И мыслится легко,
Светло и углублённо:
Здесь чувства всех стихий
Живут в тиши рабочей
И мудрые стихи
В строку ложатся к ночи.
7 июля 2000

* * *
Как воздух посвежел! Как тополя запахли!
А нужен был всего лишь только дождь:
Всё старишься, и всё чего-то ждёшь,
Пока ещё желанья не исчахли,
Покуда вслед за ливнем не уйдёшь:
13 мая 1983
* * *
Уйму стихов повторишь без запинки.
Но в остальном: Только разум поёт:
'Видишь - у вечно дрожащей осинки
сколько листочков? И каждый живёт!..
Лица ты стал забывать и дороги -
Не мудрено - столько было в пути
Встреч, расставаний, надежды, тревоги:
Столько не каждый сумеет пройти:
Воспоминаний узорная дверца
Стала с годами всё туже скрипеть:
Все не спасёшь, не согреешь у сердца.
В зелени патины старая медь:'
16 августа 2003

* * *
Уютный вечер. Тихий май,
Пока совсем ещё не жаркий:
И вдоль ограды в старом парке
Проходит призрачный трамвай.

Безлюдно, сумрачно и пусто
На Петроградской стороне:
С чего бы, кажется?.. Но грустно,
Не по себе сегодня мне:
15 мая 1998


ПАМЯТИ 124 0 ГОДА

Лето: И я всё езжу.
Езжу на дачу мимо
В былях неповторимых
Для государства мест,
Где обрело надежду
Будущее России,
В лютом бою осилив
Запада меч и крест.
Мимо реки Ижоры,
И берегов, что между,
В поезде людном езжу
Чуть ли не каждый день.
Свейские* сгибли воры! -
В силе земля святая.
И над Невой не тает
Светлого Князя тень:
9 июля 1990
___________________
* свейские - шведские

* * *
Всё прошлое, всё будущее - вместе
И рядом с нами: Здесь, в тени от ив,
Где кронверк и печален, и красив,
А сердце ловит радостные вести
О том, чему пока названья нет,
О неизбежной и тревожной встрече:
Во рву - кувшинки:Тихо. Скоро вечер.
А над землёй - всё тот же чистый свет:
1 августа 2002
* * *
Газон с травой, кварталы: Кран
Плавучий на Неве.
А в остальном - туман, туман:
И справа, и левей,
И что на левом берегу -
Не различить никак:
Плывёт с мерцающих лагун
Свинцово-серый мрак:
5 мая 1989

***
Я стылый кров убогого жилья
Согрел собой, скитаясь, на веку:
Пожитки, наводящие тоску.
Палатки стынь. Барака толчея.

Сарайчики. Вагончики. Балки*:
Провалы стен заброшенных домов:
Лишь мусор да гуденье комаров,
А не мгновенный взор из-под руки
Мы зорям оставляли на пути:

О, Русь моя!.. О, Родина, - прости:
30 июня 1985

НАШ ЯЗЫК

Мне приснилась
удивительная фраза: 'Яки ё.'

Где последний свет пространства?..
Где начало всех начал?..
Я древнейший путь славянства,
Засыпая, отмечал.
С беззаботною отвагой
Сердцем юн, весло в руке -
По Босфору я с ватагой
Плыл на быстром челноке.
Я зелёными ветрами
И обласкан и омыт,
Шел Балканами, холмами
За звездою, что горит
В небе севера: И платье
Обрывая на кустах,
В италийском шёл закате,
В розовых известняках.
Вспоминал костры и руна,
Орды чёрные в пыли
И аральские буруны,
И степные ковыли,
И леса, покуда глазу
Видеть можно: И жнивьё:
И родную первофразу
Издалёка: 'Яки ё':
7.06.75


* * *
Когда на дачу в утреннем вагоне
Свершаю летом свой вояж обычный,
Ижору миновав (ах, в сон как клонит!),
Я в сторону Невы смотрю привычно.

Там купол церкви в высь небес глядится,
Белеет колокольня в яркой сини:
Там вписана блестящая страница
В скрижали становления России:
02.09.95

* * *
В писательском-то звании
Насочинял немного я,
А потому дорогою
На дачу - весь внимание.
А вдруг чего надумаю,
И что-нибудь напишется:
'Кому поем печаль мою', -
В колёсном гаме слышится:.
06.09.02

* * *
Что делать мне под игом лет,
Воспоминаний ношею? -
В окно взглянув на белый свет,
Писать стихи хорошие!

А если очень тянет спать
И на дворе уже темно? -
Взглянув на тёмное окно,
Стихи хорошие писать!

А если так дела плохи,
Что и подняться нету сил? -
В душе смятенье погасив,
Писать хорошие стихи!
19.09.02

* * *
Холодами хотят измучить,
Неустройством, бытом, тоской:
Только мне по нутру все кручи,
Все колдобины: Я - такой:

На переднем краю России,
У истоков её судьбы,
Мы о милости не просили
И не бегали от борьбы.

Не искали, где чище, лучше:
И не плакались небесам:
Разве можно меня измучить
Той дорогой, что выбрал сам?
17 февраля 198 5


* * *
Пожить бы ещё, пожить :
Хотелось бы - без болезней:
Да всюду недруги лезут,
Судьбы подгрызая нить.

И вечный неравный бой
С ордой паразитов длится.
Меняются только лица
И метод вести разбой.
1 октября 2000

В ПРИГОРОДНОМ ПОЕЗДЕ
Осень: Деревья легки:
Падают листья неловко:
В жёлтой листве - Озерки,
Маленькая остановка:

Только читать я не смог,
Мучая книжную кромку.
Вечер апреля: Блок
Смотрит на Незнакомку:

Вечер апреля: Блок:
Может остановиться?
Стать на вокзальный порог
Осени: поклониться...
14 октября 1979

* * *
Берёзка белоствольная,
Шершавая ты ножечка,
Как тяжело, как больно мне:
Поплачь со мной немножечко!..

Поплачь со мною, милая,
Не в лето, а по осени -
О радости, что сгинула
В сырой холодной просини:
27 сентября 1974

* * *
Отгорел закат голубоватый
В серебре берёзовых стволов.
Золотисто-жёлтые квадраты
Спящих окон призрачных домов
Сказочно спокойны. Свет струится
В несказанной нежности берёз:
Время никогда не повторится
В мире наших радостей и слёз: 22 августа 1981

* * *
За городом дачи пустые:
Земля в сероватом снегу.
Капель то сонливо застынет,
То выгнет стальную дугу
И весело бьёт по скорлупке
Весеннего синего льда:
У времени в мартовской ступке
Снега, облака, и вода:
7 марта 1988

* * *
А я хотел бы жить у моря,
Но не холодного, увы,
Что плещет около Невы
В лесами сжатом коридоре
Из каменистых берегов:
Хочу смотреть в глаза раздолью,
Дышать волны зелёной солью
И править парусом Арго:
14 декабря 1987

В ЮБИЛЕЙ
Ах, бедный Пушкин! Ей-же-ей,
Мы в твой двухсотый юбилей
Бредём, как в страшной сказке.
Россия дурости полна,
И ею правит сатана
По западной указке.
Что перед ним Димитрий-вор?
Нас ожидают глад и мор
И лютой смерти пляски:
Тебя чинуши наши чтут.
Их слуги трудный счёт ведут,
Как часто ты влюблялся
И сколько пил, и что едал:
Был, говорят, 'росточком мал
И по цыганам шлялся':
14 апреля 1999

* * *
Серое с зеленью. Серое с белым,
Серое с чёрным, в конце-то концов:
Северной нашей природы лицо
С дымным закатом,
румянцем несмелым:
27.июня 2000
* * * * * *
На севере в елях колючих
Чернёные, с пламенем, тучи
Угаснуть хотят: И дракон,
Что щерился в синем зените,
Всё дальше, белей и размытей:
Прозрачный приладожский сон
Укрыл пеленой сыроватой
Дома и клубничные гряды,
И в сизом дыму небосклон.
14 апреля 1999
* * *
Не качаются березки.
Ветер замер. Стынь - сильней:
На хрустальной вазе блёстки -
Эхо уличных огней.

И во мне дневное эхо
Стережёт ночные сны:
И привычная помеха -
Давит с левой стороны:
28 декабря 1977

* * *
Январь в зените:Холода
Знобят мучительней и круче.
Вонзает в землю острый лучик
Во тьме Полярная звезда.

И тускло светит плотный снег
Под убывающей луною:
А над землёй и надо мною
Незримых сил зловещий бег:
22 января 1995

* * *
Запах сирени. Экзамены. Школа
Послевоенной поры.
Юности шхуна стремится с прикола
В странствия, в штормы, в отрыв:
Запах сирени - предтеча царенья
Хвои лесной и джиды.
Запах сирени - и стихотворенье.
В белом цветенье сады:
Запах сирени
21. мая 1989

* * *
В окне недвижно чернеют ветки:
Узор ветвей,
Где фоном - небо с ночной подсветкой
От фонарей.
Снисходит полночь светло и грустно
На наш ночлег.
И возникает такое чувство,
Что выпал снег.
23 ноября 1997

* * *
Валы отчаянья и страха
Стремглав накатывают разом:
Но мы родились не под сглазом -
Спасёт исконная рубаха
Руси, не меченной и чистой.
И нрав наш истов и с размахом!..
В нас мысли свято непорочны
И действа выверенно точны.
В них ни отчаянья, ни страха!..
8 апреля 2003
* * *
Сеча лютая была,
Сеча страшная.
День-деньской
в крови плыла
Рукопашная:

Одолели татарву,
Отметелили.
Други верные - во рву.
Князи - в тереме:
29 августа 1980

* * *
Пройти по миру налегке.
Вкусить его тоски.
И обнаружить, что в руке
Ответной нет руки:

Прощаясь, людям подарить
Печальных пару строк,
А в них - мечты живую нить
И веры огонёк:
6 сентября 1981

* * *
Время уносит товарищей,
Близких уносит, родных:
Время страшней, чем пожарище, -
Бьёт, не жалея, под дых!..

Выстоишь, с болью, с надсадою, -
Снова начнёт угрожать:
Стену, что рушится, падает,
Плечиком не удержать.
27 декабря 2000

ИВАНУ БУНИНУ
Мы помним о тебе. Да как не знать
О давней жизни, прожитой тобою!..
Она и нам подарена судьбою.
И вот сейчас 'Парижская тетрадь',
Твоя тетрадь, на родину вернулась.
И снова нам Фортуна улыбнулась.
Певучим строкам не оскудевать:
6 марта 1987

ИВАН ТУРГЕНЕВ
Иван Тургенев! Молодые годы:
С тех пор они во мне, и навсегда -
Те образы людей, родной природы
И красоты, что я впитал тогда:

Иван Тургенев: Без него Россия
Была бы суше, жестче, холодней:
Он, трудный век и жребий свой осилив,
Воспел Россию и остался в ней.
28 мая 1988
* * *
Есть поэзии паренье
И любви высокой свет.
В них и жизнь, и вдохновенье,
А нужды, печали - нет:

Нет смертельного угара,
Только дождь на мостовой,
'Там, где девочка Тамара
Всё идёт по Моховой':
22 августа 2002

* * *
Осень смывает с высот синеву
Серою кистью.
С тонкой берёзы в густую траву
Падают листья:
Падают листья легко и светло,
Тверди касаясь.
Я же, годам и фортуне назло,
Дерзко стараюсь
Ярко дожить, долюбить и допеть
Лет вереницу.
В синем тумане я вижу не смерть -
Синюю птицу:
4 октября 1997

ЗА ПИШУЩЕЙ МАШИНКОЙ

Окно в тумане. Стирка. Стирка:
По коридору поразвешено:
Бросаю:Чёртова копирка!..
Устал. И спать желаю бешено.

С утра не мало понастукал:
Чему здесь выжить предназначено?
Привет, Фортуна! Вашу руку!..
Сдаю в бессмертие. Оплачено:
23января 1983

* * *
Полсотни и ещё пять лет,
Как началась война:
А я, седой суровый дед,
Всё помню драчуна,
Себя, что жил на Моховой
И не предполагал,
Какой трагической судьбой
Нас, юных, наделял
Безжалостный и подлый мир
Стяжания и зла:
Кровавый западный вампир
Вершил свои дела:
20 июня 1996




ВОСТОЧНЫЙ МОТИВ
Ночь: На зашторенном калькой окне
Розовый отсвет и веточек тени
В неуловимо тревожном сплетенье
Шепчут о чём-то, не ясное мне:

Может, увижу разгадку во сне?
В солнечном шаре у волн океана?
В деревце вишни, увядшем так рано,
С белым бумажным окном наравне?
19 июля 1988

* * *
Лето стало мокрым и зелёным.
Настроенье - как пирог - слоёным.
Дни бегут, а счастья нет, как нет.
Вянет наш сиреневый букет.
Всё ленивей каркают вороны:
18. июня 1985

ПОЗДНЕЙ НОЧЬЮ
Где горел усталый огонёк,
Ярко светит полная луна -
Призрачна, недвижна и страшна:
Мертвенного света страшен ток.
Неживого света страшен мир:
Столько в жизни выдалось потерь,
Вопиет и запертая дверь,
И не греет жизни эликсир:
14 октября 1989

* * *
Обыкновенный серенький денёк...
Ещё такой - и скоро: март - прости.
Пройдись по сцене, даже посвисти -
Котам в потёмках будет невдомёк,
Что вот ещё - рождение стиха
И радости на жизненном пути,
Где больше сил и света не найти,
А только бед и боли вороха.
29 марта 1998

* * *
Рассветы и закаты
В какой-то бледной немочи.
Вокруг одни утраты,
И радоваться нечему.

Мертво Россию сжали
Чужие руки грязные.
Поведают скрижали,
Деянья безобразные.

Всплывут слова из Леты
Про совести затмение.
И помянут поэты
Больное поколение:
22 марта 1994
* * *
Какая ты теперь? О чём шумишь?
Куда летишь, берёзовая роща?
Кто над тобой, осенней, синь полощет,
На золоте настаивая тишь?

Кому даришь теперь священный свет
Литого серебра и звёздной пыли?
Где зарева, что в сумраки уплыли?
Где тонких колокольчиков букет?

Тебе поклон, берёзовая роща,
И светлых снов - на много, много лет:
21 сентября 1985

* * *
Движется месяц с востока.
Месяц плывет на Джанкой:
Вот и ушёл я от рока,
Вот и обрёл я покой:

Горе мне скулы не сводит,
Злобы треножник погас
Медленно, медленно сходит
Тяжесть могильная с глаз:

В сердце - поэзия Блока,
Зелень сарматская:Синь:
Моря недальнего рокот.
Алые маки. Полынь.

Движется месяц с востока.
Месяц плывет на Джанкой:
Вот и ушёл я от рока,
Вот и обрёл я покой:
15 июня 1973


* * *
Погода нынче в отменном вкусе:
С теплом, с дождинкой:
Всё в стиле ретро.
И косяками стремятся гуси.
На юго-запад:
Навстречу ветру.
24 октября 2000

* * *
Хорошо писать - непросто.
Дар небес - писать красиво.
Слов шершавая короста
Отстаёт неторопливо
От единственно звучащей
В общем ритме точной строчки:
Поэтические чащи:
Многоточия и точки:
5 мая 2003